придумано в России | invented in Russia
ПОЛИТ-ФЭНТЕЗИ в стиле бук-арт

16+

Главная -> книга "Сказ 1" -> Читать Книгу -> стр 17

Птица Слава: тайные сказы. Сказ Первый. Рысь Русь и Пупа, Попугай кархадский | стр 17

 

© «Птица Слава»®. Смелянский ВЮ, 2014-2016. "Сказ первый: Рысь Русь и Пупа, Попугай кархадский". Сага в жанре буказин. Страница 17, глава “Русла”

Русла

 

Как то́ водится у рек горных, гордых, по отрогам струила Ви́шера путём не прямым – норовистым, меж волею и вольницей не разбирая. Петляла, кружила, вязи плела.

Змеилась по склонам-угорьям, щедрым на зелень, скользила меж голокаменных гребней с чудны́ми оста́нцами, ныряла в ущелья, скользила террасами вниз: к тро́гам-долинам, к малорослым увалам. Озоруя, влекла валуны от скал-крепостей да башен-утёсов, да живые камни с куру́мов. Громоздила теми камнями пороги – тулу́мы, на них же и тешила норов.

А из горных сбежав теснин на просторы, уже степенней катила.

По тайгам да урма́нам, лесам-разнолесьям, непролазным урёмам да спутанным ёрникам.

По подолам-полям да поёмным лугам, па́дям и пла́вням да топям-трясинам, которым сама и была причиной. И не только вдоль тока, но и там, откуда ушла, где лишь чуть оставались бывшие русла – гогу́лями ста́риц, или таились таёжные чёрные топи – под коварными мхами да ягодной цветью.

И много куда приходила река, ища-обретая себя сквозь Росские Ёми,

и много откуда она уходила. 

 

 

 

media | ‘Рык Зверомира’ N 1 |Тигр, ‘Рожны́ и рогу́лины ливерастии’ |фрагменты статьи


Кто ж кинет камень в своевольную Вишеру,

коря за пути непрямые да за русла брошенные?

А кто и кинет каменюкою в реку назидающе,

что с того, кроме самому осрамиться?

Разве забылась уже, упразднилась

заповедь стародавняя зверомирская:

«… ры́щи да обрящешь!..»?

А и сам Зверомир –

не таким же ли бурным потоком ищет-рыщет:

по временам, по просторам,

являя слепую да ярую волю?

Да разве ж слепую!?

Слепой её разумеет лишь тот, кто сам и незряч,

кто не видит, не ведает правды потока.

Или злее того: не хочет признать, лютует, зловредит той правде, которая ищет себя, пролагает сквозь Ёми – эпох и пространств, собирая народы, роды́ огромной страны в слитную силу. То истово, прямо, то отступая, петляя, вязи плетя. Бросая напрасные русла-пути: тщетные, баламутные, мутные… то забывая и верные стрежни… И всё-таки – курсом, что отцы заповедали. Отцам же – дедами наказано, отцами отцов, и предками славными – от самых стари́н зверомирских, с истоков, что ныне в забвенье сокрыты под непрестанные снеги…

________

Но сколько же тех, кто торчит рожно́м да рогу́лями по недвижным брегам и заводям ти́нистым, жижным! Сколько ж их, окаянных! – назидателей, злобников, готовых камнями швыряться в прошлые во́ды, в отчую реку, в роды́ и народы своя, – кормясь от той же реки и не совестясь!