придумано в России | invented in Russia
ПОЛИТ-ФЭНТЕЗИ в стиле бук-арт

16+

Главная -> книга "Сказ 1" -> Читать Книгу -> стр 52 — 53

Птица Слава: тайные сказы. Сказ Первый. Рысь Русь и Пупа, Попугай кархадский | стр 52 — 53

 

© «Птица Слава»®. Смелянский ВЮ, 2014-2016. "Сказ первый: Рысь Русь и Пупа, Попугай кархадский". Сага в жанре буказин. Страница 52, “Встреча на Вишере. Интродукция”, вступление© «Птица Слава»®. Смелянский ВЮ, 2014-2016. "Сказ первый: Рысь Русь и Пупа, Попугай кархадский". Сага в жанре буказин. Страница 53, “Встреча на Вишере. Интродукция”

Встреча на Вишере.

Интродукция, коей предшествовал казус,

в былицах “Оказательство” и “Рысий крест” знаменованный


… так-то и есть:

быль – трава, не́быль – вода: одно от другого питается:

в таком вот цено́зе посевы истории явлены…

________

… схожим образом ве́домо нам и о бывшем на Вишере,

кое случилось в августе года шестнадцатого

в бесславном пока ещё XXI столетии

________

… иные ж о том говорили кручинно, – те, кому о постылом поведать –

и в радость, и прибыльно также:

«… Оделись печалью, тоскою окутались брега́ вишерские – крутояры косматые да отлогие пляжи, скальные гря́ды да по́ймы гри́вистые…

… а почерневшие во́ды взнесли на поверхность живность всякую – в перемес со шмата́ми да нитями тины…»

________

… другие не то чтобы с пафосом пенным, да всё ж с упоением так излагали:

«… Дивная тишина воцарилась тем временем на Тулымском Камне…»


© «Встреча на Вишере. Рысь Русь, Прокудливо дерево и Пупа, Попугай кархадский».Смелянский ВЮ, 2014-2016. Проект «Птица Слава»®.    Графика образов создана совместно с Маргаритой Заря-Языковой.

________

Дивная тишина воцарилась тем временем на Тулымском Камне!

Да не так, чтобы всюду:

склоны – хво́ями-кро́нами пышные, бо́ристые, – шелестели себе нежным шелестом, кротким плеском ручьёв меж собою жури́лись, гомози́лись жизнью пташей всеместно…

А на тот лишь отрог на тулымский тишь приспела, что подзо́ром стоит:

к стороне закатной, западной.

Но и там – на отроге – не кряду везде молчбо́ю укрылось: лишь в верхах, –

то́ не на всех:

на той, на одной лишь его верхотуре, холодами битой, ветрами бритой, –

где скальный венец,

от которого низом –

крути́зны рвутся к реке: к во́дам вишерским, что текут величаво: себе одно ве́домой на́добой, да влекут тем же по́водом рыбные ру́ны…

Там только краткая тишь воцарилась.

 

И там, на оста́нце гранитном – ей и приютном, ей и любезном, – Рысь возлегла:

чинно, вальяжно… да следила закат, да ждала своего… думы ду́мила:

… вроде, и так же всё было, как вечерами иными:

вчера, и вчера для вчера, и в те вечера, что забыты –

всё так, да не так! – хоть и так же Светило катило,

да так же и скатывало за окоём:

туда, где лезвийный предел отсекает Голову Света…

… но здесь: прыжком ниже гранитной плиты,

приютной для Рыси, оста́нец венчающей, –

здесь внедавне ещё под красными мхами спали куру́мы, стекая во сне,

камень за камнем,

к отвесному срыву, где гинули свалом или изредко́ю штукою…

… и в миг: ни мхов, ни куру́мов: одна скальность исподняя…

да стойко́м из неё, из голой скалы –

дерево гнусное: гунявое сплошь, всё изво́истое… к тому ж и дупля́стое…

знать, и не́житное:

заблуди́ло в явь к нам от скуки… или по на́ждобе злой…

здесь и корни пустило…

… а на корявой да лысой ве́тви его – Попугай иноземный, кархадский:

ду́лей застыл самобытною –

всем да всему явленным кукишем!..

… и ещё вот незва́нец-нежда́нец приблудный образовался:

за рысьей спиною, невдале –

О́блак надменный, о себя возомнивший, –

улёгся бесстыжим на гребне Тулыма…

________

В том-то местечке – разом недолгим – водворилось безмолвие:

даже ветры вершинные о чём-то задумались – ти́хнули: в паузе затаились…

шорох всякий изник, шелест смолк,

и шумы́ разноцветные позабылись-избы́лись:

будь то розовый шуммерцательный, сердцу приставший,

и коричневыйшум водопадов далёких,

или красныйшум пьяной ходьбы и случайных блужданий,

да морей-океанов,

и оранжевыйшум апельсиновыйсвистопляской с дудками явленный,

Кабанихе же: лю́бый,

и зелёныйшум жизни привычной, обыденной,

и белыйшум шумов!коим бесцельно

Мир всеволновый звучит непрестанно… –

тишину вот такую мудрецы нарекли чёрным шумом”,

мы же скажеммо́лчная ди́вледь!..

Да коротко длилось-то: миг один… час… Может, и не было вовсе:

восторгу почудилось…

________

Мо́лчбище, воцарившее вслед её речам неумильным к Попугаю незваному, Рысь сама и порушила:

толковище затеяла, густо прокашлявшись да зевнув основательно…

вроде – приветливо.

— Что не́мствуем? Говори уж, коль сам пожаловал… Не в обычаях наших – на сходбищах ма́лчивать.

Попугай разул глаз – один только, до того ж оба были под ве́ками: бо смотреть бо́язно! – прочистил да увлажнил роговицу мигательной перепонкою, аккомоди́ровал зрак – фокус навёл: где Рысь, объявил:

— У Попугая мысль образовалась… Он её теперь думает!

— Сильно сказал!

— А то!..

— До́бре… Что за мысль?

Пу́па неспешно и назидательно подъял перст к Верхам да рёк с расстановкой, веско отбивая цезурой каждую речевую фигуру:

— Как у вас тут тускло, пасмурно, и запах какой-то… нецивилизованный… 


© «Ливер Пупа, Попугай кархадский. Пупа в говору». Вид  n02-1. Смелянский ВЮ, 2014-2016. Проект «Птица Слава»®.  Графика образа создана совместно с Маргаритой Заря-Языковой.