придумано в России | invented in Russia
ПОЛИТ-ФЭНТЕЗИ в стиле бук-арт

16+

Главная -> книга "Сказ 1" -> Читать Книгу -> стр 58

Птица Слава: тайные сказы. Сказ Первый. Рысь Русь и Пупа, Попугай кархадский | стр 58

 

© «Птица Слава»®. Смелянский ВЮ, 2014-2016. "Сказ первый: Рысь Русь и Пупа, Попугай кархадский". Сага в жанре буказин. Страница 58, “Воспитанки. Класс Тигра”

Воспитанки. Класс Тигра.

“Разбор полётов”, описанных в “Плаче… поруха третья” страницею дале 

 

____________________________________________________

Береги честь с пухов младых да когтей малых.

И шкуру свою не погань понапрасну!.. Коли же чести ради – так не щади.


© «Георгиевский Тигр Победоносный». Смелянский ВЮ, 2014-2016. Проект «Птица Слава»®.  Графика образа создана совместно с Маргаритой Заря-Языковой.

 

 

— Скажи-ка дядя Тигр, недаром Рысь Русь ввязалась в эту свару, в голимый треш? Не лучше ль схватки боевые, где не в тылах передовые, и где ответы есть прямые: порви и съешь!

— Экие вы быстрые да задиристые:

чуть что, когти навыкат – и в бой, не погнувшись выей!..

Похвально, но и порицаемо також. Ребячество.

В вашем случае – тигрячество.

То верно: не мы начинали. Но заканчивать нам:

и́спокон веку так велось! Скольких и успокоили…

А нынче время ещё не приспело дело дове́нчивать.

Гибридный мир, хоть и сты́лый: всё ж мир! “Порвать да съесть” – финальная стадия, когда уже иного не остаётся: ли ты, ли тебя.

Порвать-то мы злобников порвём, то однояко: так было, так будет!.. Но сколько вместе с тем злом и доброго поляжет?! Да будет ли вообще доброе что – после?! Чай не на кольях ратьба́ нынешняя затевается!.. Лучше б вовсе – без того финала!

Нам козлов с попугаями на то и подсовывают: провоцируют, троллят – чтоб осерчали, огро́зились, чтоб повелись: лютану́ли!

А поведёшься: порвёшь козла, задерёшь попугая – тут как тут Макак со всем своим “светлым” воинством западлянским, кое уж вплотную у наших рубежей кишит, шебуни́т, копыха́ется!

… Что же до гра́чей с тре́шем касаемо:

не мы формируем повестку дня, и не зверо́иды-враждотво́рцы даже:

дело то провиденциальное – стихиями, нам не подвластными, устроенное.

И на ту повестку спустили нам одно токмо “дерьмо”,

чему зверо́иды рады зло-зе́ло: это же их, родное!

Всю ту вонь, мерзость да гнусь

они замыслили сделать “естественным-небезобразным-и-обязательным”,

да называть не “дерьмом”,

а словами затейливыми, политкорректными!..

Наша на то задача – от сабжа не уклоняться,

не хмыкать брезгливо: мол, само рассосётся!

добро, мол, само себя торжествует! –

но отвечать! и вещи рычать именами исконными:

если уж о́вно – так оно о́вно и есть!..

В общем: не то беда, что на тебя какнули, а то,

что живёшь обкаканный, да тому потакаешь.

— Значит, ответствовать по матушке надобно яро?

— Не торопитесь ликовать-то сквернословию легитимному!

Клык на клык, на чмор – античмор, то так.

Но не так-то всё просто!..

Поговорим же за брань воспитательно, коли к месту приспело.

С крепким словцом у нас, зверомирцев, дюже непростые взаимоотношения – типа сожительства. О чём подробно поведано мною (в соавторстве с Туром) в Большой Зверомирской Энциклопедии.

Вот и задание вам – домашнее, факультативное – образовалось: тему ту раскусить, изучивши в том писании мудром статью за номером 2-1.03., да разуметь, коим образом наша ядрёная речь издревле связана со Светилом Соль светоя́рым!

Вкратце лишь то помяну, что: слова бывают бесценными.

“Родина“, например, или “Победа“.

Но и обесцененными тоже бывают.

Мудрецы их “обсце́нной лексикой“ именуют, то есть:

речью непристойной, распутной, безнравственной.

Да мы понимаем: “обсценный“ и есть:

обесцененный! ценность утративший. И уже после то “обесцененное“, ничтожное, зряшное – становится сквернословием, срамословием, блудословием: бранью. Или совсем уже – матом. Да не просто так и становится: не крепкого, забористого словца ради!

Крепкое-то словцо иной раз и к месту, и к лицу – особенно: зловидному.

И к вражьему зловерству всему: огулом-разом – уместно!

С поганью-то на поле брани какими словами, кроме бранных, изъясняться присоветуете?

А заметьте себе: нынешние войны – то не просто клыкорубки ратные, кровавые, кои предки славные вели “клык-на-клык, сталь-на-сталь!..” Ныне – войны всё больше гибридные, и рубки словесные в них дюже важны́, коли не главные. И церемониться с вра́жею пе́тушью – нечего!..

Но в том-то и подвох! – обсце́нные слова не в ратном да трудном волят остаться, они в уют – в нашу жизнь, в наш быт, в самую душу угнездиться метят, обесценивая вместе с собою всё, к чему прикоснутся, присоседятся – что для нас це́нное, лю́бое, свя́тое…

То и выходит:

на поле брани: “брань” – за нас! и “ругань” – наша! с нами “мат”!..

в быту же, в житийстве чинном, в его обустройстве:

тот же “мат” – враг паскудный,

за Поганца воюет, нас изнутри разъедая.

В том и урок: бранное слово когда и полезно,

да не дозволь ему в тебе угнездиться.

Негоже – мир через бранное видеть!

— А этот вот вражий тезис:

«… без Права на измазаться и опуститься –

бессмысленно Право на возродиться!..» –

что значит? У каждого, типа, есть “право на ошибку”, ошибается всякий, главное – “всё исправить” потом?! Разве ж плохо?

— Наша парадигма иная:

«… береги честь с пухо́в мла́дых да когтей ма́лых!..»

а не: “поблуди наперёд”, “налажай чуток” –

всякий, мол, опыт – бесценен!..

Ведь ливерастия и обставляет всё так:

“пониманием” мерзостей да толерастностью к безобразиям, чтобы каждый, особенно в младости, – извозюкался, да погрязнее! За свой же, притом, счёт, или родительский… потреблял всякую гадость, раздавал бездумно в блудодействиях тело своё да торговал им!..

И уже опустившись до скотства, коли жив и остался, – долго, мучительно, трудно – “всё исправлял” и сам исправлялся: винясь да каясь! – И опять же: за свой счёт… или родительский… или Фондов каких, зверосердием озабоченных, а на деле – весь тот “круговорот общественной грязи” финансирующих да тем умножающих.

“Провинными” да “повинными” и управлять куда легче! всегда в узде: прощением взнузданы. И всегда под угрозой: отложенного воздаяния за былые грешки.

Именно это звероиды называют “правом на ошибку”, кое всенепременно сопутствует “свободе выбора”. Всамделе же: плен выбора, хомут свободы.

Потому зверомирцы и учат потомство своё:

смолоду – честь береги, достоинство – тако ж,

и целомудрие!..

Не свобода безрассудного выбора,

но воспитуемая Воля!

— Тогда такой вопросец, из “вечных”:

суетишься, стремишься, ко́пишься, тщишься, пытаясь соответствовать… да так и помрёшь: невзорвавшимся… В чём идея, дядь?

— В определённом смысле рутина жизни и есть: смысл.

— Чего? Рутины?

— Нет. Жизни.

— Рутина – смысл?!

— Безусловно. Не весь смысл. Но важная часть его.

Ибо Смысл как таковой, как “вещь-в-себе” – тоже рутина.

Другие же коннотации – пища разума, брани и войн.

________

— В завершение урока напутствую:

не ведитесь на враждолюбцев и враждотво́рцев: им то и надобно!

Приручите свой гнев:

коли сами не оседлаете, гнев оседлает вас.

— Мы не кони. Мы тигры. Седлать – не про нас.

— Тогда съешьте свой гнев. Или гнев съест вас.

— А как быть с той вражиной, коя гневу причинна?

— Тоже съешьте…

Да что вы, племяши, пристали, в самом деле! –

вон лепота-то какая кругом да воздух ласковый,

а вы: гнев, гнев!..

 

© «Тигрёныши Кузя и Дуся, дети Победы». Смелянский ВЮ, 2014-2016. Проект «Птица Слава»®.  Графика образа создана совместно с Маргаритой Заря-Языковой.